July 27, 2011

Перезагрузка в приднестровском урегулировании: Россия самоустранилась - лидерство переходит к Украине


  Ирина Северин

Вопреки ожиданиям тема приднестровского урегулирования выпала из повестки дня встречи Меркель и Медведева 19 июля, где, как ожидалось, в том числе и российской стороной, она должна была стать одним из проритетов. Российская сторона надеялась выговорить уступки со стороны Германии и поддержку по ряду вопросов в переговорах с ЕС в обмен на конструктив со стороны России по приднестровскому вопросу, в частности, на содействие запуску официального переговорного процесса в формате 5+2.

Возможно это произошло потому, что после «провала» московской встречи Москва устами своего официального переговорщика по приднестровскому урегулированию заявила, что она не в состоянии решить приднестровский вопрос, и, тем самым де факто самоустранилась от решения проблемы. Этим заявлением Россия также еще раз подтвердила догадки о том, что именно с подачи Москвы Тирасполь прибыл на встречу «без мандата для ведения переговоров». Как известно, ввиду отсутствия у Тирасполя дипломатического опыта именно Москва снабжает Тирасполь соразмерными случаю дипломатическими формулировками. 
Вместе с тем по единодушному мнению ряда экспертов Россия намеренно заблокировала начало переговорного процесса на встрече в Москве, так как предпочла не доказывать свою благонамеренность в европейских делах, как это предполагалось со старта, а, напротив, решила сначала заручиться “дивидендами” со стороны ЕС и Германии. Настаивая на своем лидерстве в процессе приднестровского урегулирования, формат которых включает ЕС и США в качестве наблюдателей, Москва намерена капитализировать его по максимуму. Однако результаты преговоров с ЕС по визовому режиму и итоги встречи с Мерекель показывают, что этого не случилось. Меркель не стала форсировать тему приднестровского урегулирования, как то предполагалось, а сосредоточилась на других вопросах – перспективах экономического сотрудничества и развития демократии в России, увязав их между собой.

Урегулирование в контексте евроинтеграции
Несмотря на ожидания, связываемые с местом проведения московской встречи, ее провал не для всех стал неожиданностью. Неожиданностью скорее стала позиция Украины, которая на этот раз выступила с собственной, независимой от Москвы позицией. Осознанные наконец Киевом собственные национальные интересы естественным образом расходятся с интересами Москвы и совпадают с интересами Кишинева. Обе страны видят своим приоритетом европейскую интеграцию, а нерешенность приднестровской проблемы препятствует сближению обеих стран с ЕС.
Естественное влияние Украины на процессы в Приднестровье значительно превосходит российское - вряд ли стоит сбрасывать со счетов географию в вопросах геополитики. В результате, заняв независимую от России позицию, Украина автоматически заполнила нишу, оставшуюся после самоустранения Москвы, что автоматически делает ее лидером в процессе приднестровского урегулирования. Если для России приднестровская проблема представляет собой что-то надуманное и необязательное, то для Украины – это один из приоритетов национальной безопасности. Это позволяет надеяться, что лидерство Киева в приднестровском урегулировании будет более эффективным, чем российское, которое так и не увенчалось никаким результатом.
Решение вопроса Паланки, который долгое время использовался определенными кругами внутри Молдовы и за ее пределами для обострения конфронтации между Молдовой и Украиной, дал старт новым отношениям между странами. Улучшение отношений между Молдовой и Украиной - заслуга ЕС, выступившего в качестве посредника между двумя странами-соседями, которые годами не могли решить накопившиеся проблемы. 
«История успеха» Молдовы, которая стала лейтмотивом всех европейских выступлений, касающихся восточного партнерства, заметно подняла статус и добавила веса Молдове в глазах современнной украинской власти, что также способствовало улучшению отношений. Ранее украинская администрация предпочитала игнорировать Молдову - страну, которая по своим размерам не превышает одну из областей Украины. Это демонстрирует зримые преимущества сближения с ЕС - маленькая страна обретает вес и поддержку, на которую она не могла бы рассчитывать, ведя переговоры один на один с огромным соседом.
Если этот тренд удастся развить несмотря на неизбежное противодействие тех, кому это сближение невыгодно, то обе страны приобретают массу преимуществ, в том числе и в том, что касается быстрого разрешения приднестровской проблемы. Фактически проблема становится внутренней проблемой Молдовы и Украины, при том, что всячески содействовать ее решению (в том числе и финансово) готовы такие мощные игроки как ЕС и США.
Упущенный шанс России
Очевидно, что эта радужная картинка вовсе не по душе России, так как сложившаяся ситуация и неожиданное лидерство Украины значительно снижает вес Москвы в процессе приднестровского урегулировании. Приднестровье хотя и дорого обходилось России, но давало ей ощущение своей значимости в европейской политике. Однако Россия так и не сумела воспользоваться этим преимуществом.
В отличие от России Украина не только хочет разрешить приднестровскую проблему, но и обладает реальными рычагами влияния на Тирасполь. Решение проблемы в контексте европейской интеграции обеих стран - гарантия того, что интеграция двух частей Молдовы произойдет с соблюдением самых высоких стандартов в области прав человека и обеспечит функциональность объединенного государства.
Любопытно , что после объявления Януковичем четкого курса на европейскую интеграцию, даже молдавские коммунисты, хорошо понимая роль географии в политике, открестились от пророссийского вектора и заявили о своей однозначно проевропейской позиции. При самостоятельном курсе Украины «российская карта» объективно перестает быть козырной, причем как для молдовских коммунистов, так и, в значительной степени, для ЕС и Германии.
Госпожа Меркель не могла не заметить смену лидера в Приднестровском урегулировании. Поэтому не удивительно, что с Медведевым обсуждались вопросы помощи Берлина Москве в области экономической модернизации России в обмен на шаги российской власти в сторону демократизации. Осознание смены лидерства в процессе приднестровского урегулирования требует выработки нового подхода и со стороны Германии.
Новый взгляд на старую проблему
В частности, в отличие от России, ни Украину, ни Молдову не устраивает федерализация Молдовы, что бы под этим ни подразумевалось. Для Молдовы в сложившейся ситуации федерализация означала бы нефункциональное государство, полностью зависимое от России или его распад, а для Украины - ненужный прецедент и угроза передела границ. Очевидно, что подобная перспектива также не устраивает ни Германию, ни ЕС.
Не нужно это и жителям Приднестровья. Вряд ли кому-то выгодно законсервировать и распространить на всю Молдову режим, который преследует людей и сажает в тюрьму за «контакты с Кишиневом» – законной столицей страны. Смирнов эвынужден это делать для того, чтобы искусственно сдерживать естесственное притяжение Кишинева для жителей левого берега, которые бывают в Кишиневе и могут почувствовать разницу между двумя берегами Днестра. Это притяжение последнее время заметно усилилосью. Люди в Приднестровье прекрасно понимают, что объединение страны создаст гораздо лучшие условия для их жизни чем те, что существуют сегодня. Знает это и Смирнов - именно поэтому он и вынужден идти на «превентивные меры», терроризируя тех, кто активно высказывается за восстановление целостности страны.
Понимание необходимости восстановления целостности Молдовы есть и в Кишиневе, и в Киеве, и в Берлине, и в ЕС, куда обе страны стремятся. Однако рассчитывать на успех в приднестровском уреулировании можно лишь тогда, когда сама Украина осознает свое лидерство в приднестровском урегулировании и откажется от искуственно навязанных ложных стереотипов, выгодных исключительно России и контрпродуктивных для самого процесса урегулирования.
Сила инерция против осмысленности
Прогресс в приднестровском урегулировании зависит и от того, как Кишинев и Киев выстроят свою внутреннюю политику. Будут ли они, декларируя приоритетной европейскую интеграцию, выстраивать российскую политическую модель, предполагающую неограниченную власть и тотальный контроль над экономикой и средствами информации, или, осознают, что двигаясь в Европу, надо принять демократические правила игры - делиться властью и уважать оппонентов.
Тотальное наступление на оппозицию в Украине как раз и есть слепком с российской политической системы. Намерение Януковича присоединиться к Таможенному союзу, что угрожало самой государственности Украины, можно было осуществить лишь нейтрализовав оппозицию, ради чего и был затеян судебный процесс. Сейчас у Януковича нет стратегических противоречий с оппозицией - она больше не представляет для него угрозы. Напротив, оппозиция просто необходима власти для контроля за правильностью проводимой политики и для ее корректировки. Естественно, многое зависит и от самой оппозиции – от того, будет ли она качественно выполнять свою функцию или скатится в демагогию и популизм. Если будет принято осмысленное решение и оппозиция будет востановлена в своих правах, Украина станет нормальным европейским государством, в котором генеральная линия разделяется всеми, а разные взгляды на ее внедрение успешно конкурируют между собой во благо страны.
Новые правила игры
В таком случае Украина станет не только лидером в процессе приднестровского урегулирования, но и реальной «историей успеха», в частности, в сравнении с Россией и, соответственно, реальным региональным лидером. При таком развитии событий Украине не надо будет выбивать из ЕС «перспективу членства» – она сама станет интересной и притягательной для ЕС как место приложения европейских инвестиций и фактор безопасности в регионе. Если Украина будет усиливать, а не ослаблять ЕС, вступление в ЕС в какой-то момент станет простой формальностью. Если нынешняя украинская власть не сумеет быстро перестроиться на европейскую модель управления государством, то страна так и останется в серой, неразвитой зоне, и будет полностью зависимой от России. Выбор зависит исключительно от самой украинской власти и оппозиции, от здравого смысла и политической воли украинских политиков.
Кишиневским политикам также пора перестать бороться за право участия в щедро финансируемых из России политических проектах в Молдове, что создает хаос в молдавской политике, а наконец избрать президента и начать строить полноценное европейское государство, достойное репутации «истории успеха».
Новая конфигурация в регионе станет хорошим стимулом для развития самой России, которой теперь придется конкурировать с Украиной за региональное лидерство на принципиально новой основе. В этом контексте вряд ли стоит переоценивать зависимость ЕС или Германии от России. Как показывают последние события Россия в гораздо большей степени зависит от европейского рынка сбыта и высоких технологий, чем Германия от российских энергоносителей. России еще только предстоит осознать, что теперь ей придется добиваться значимости и признания более цивилизованным путем, чем энергетический шантаж соседей. И чем скорее это произойдет, тем лучше для самой России.
Однако первое время стоит ожидать достаточно резкой реакции с российской стороны на утрату лидерства и неизбежную смену правил игры. Это может выражаться как в необъявленном эмбарго на украинские товары и в играх с ценами на газ, так и в попытках разными способами перессорить Украину с Молдовой, что может свести на нет политический вес Украины в европейской политике. Однако если Молдове и Украине удасться сохранить стратегическое сотрудничество по всем вопросам в рамках европейской интеграции, включая приднестровское урегулирование, вес обеих стран значительно возрастет. И именно в этом контексте у жителей Приднестровья появится шанс обрести нормальную жизнь, а не покидать регион в массовом порядке, как это происходит сегодня.

Интернет-магазин в Кишиневе